Содержание | Книги | От Арарата к Олимпу – путь к миру / Камиль Зиганшин. Путевые заметки


ОТ АРАРАТА К ОЛИМПУ – ПУТЬ К МИРУ

ЭКСПЕДИЦИЯ НА БИБЛЕЙСКУЮ ГОРУ

См. также гл. 1, гл. 2, гл. 3

Глава 4.

(Окончание)

СПУСК

При спуске особенно хорошо видно, насколько грязен воздух над землёй.

Сойдя на плато, мы с удивлением обнаружили на спрессованном ветром снегу, свежую, скорее всего, ночную строчку следов небольшого животного, пересекавшую наши наброды. Судя по размеру отпечатков лап и длине прыжков, это мог быть зверёк, схожий по комплекции с хорем или каменной куницей. Вот тебе на! Что могло побудить этого экстремала взобраться на высоту в пять тысяч метров? Может, тоже на романтику потянуло?!

Пока спускались по леднику и плотному фирну,

проблем не было. Мучения начались на костоломных россыпях камней.

Солнце припекало. Выпавший за время ненастья снег ниже 4000 метров стал интенсивно таять. Робкие ручьи вскоре превратились в стремительные потоки. Из наклонённого наружу кратера скопившаяся вода на наших глазах хлынула через расширяющуюся брешь и, скатываясь по склону, быстро превращалась в грязную полужидкую мешанину из камней, щебня и вулканической пыли. Рокот, издаваемый тысячами бьющихся друг о друга угловатых валунов, заглушал все остальные звуки. Заполнив ложбину, сель выплеснулся на зелёную террасу и замер на ней спрессованным валом. К нему сразу полетели десятки ворон: видимо, знают, что будет пожива. До деревушки Але добрались в 15 часов 40 минут. Последние пару километров шёл «на автопилоте», через силу - иссякли последние резервы. Здесь нас поджидала раскалённая от жары машина. Пообнимавшись и пофотографировавшись на память с молчаливым проводником, поехали в пыльный Догубаязет к обычной жизни.

Я бросаю прощальный взор на парящий в небе белоголовый купол. Выискиваю на нём самый высокий бугорок.

Где-то там стоит шест, возле которого мы вопили от счастья… Трудно поверить, что пять часов назад, я топтал эту промороженную плешину… Через полчаса я топал… по раскалённому городскому асфальту.

Порой задумываешься, а зачем напрягаться, подвергать жизнь неизбежному в горах риску? Ведь есть масса более безопасных и увлекательных занятий. Но нет! Проходит время и начинаешь скучать по горам, и опять лезешь. Лезешь ради того особого и необъяснимого ощущения счастья, которое я испытываю только на заоблачной высоте. При этом память о нём обладает такой силой, что вновь и вновь гонит в горы, чтобы сызнова ощутить и посмаковать его. Если попытаться описать это состояние словами, то испытываемый восторг и упоение испарятся, и останется что-то обыденное, заурядное.

ПО СЛЕДАМ А.С. ПУШКИНА

Утром на комфортабельном и к тому же полупустом автобусе выехали в административный центр соседней провинции - город Эрзурум. В прошлом он славился на весь Восток как центр ковроделия в Большой Армении. Для россиян же этот город больше известен благодаря Александру Сергеевичу Пушкину, побывавшему здесь во время успешной военной компании 1829 года и написавшему стихотворение «Путешествие в Арзрум».

Новая идеально ровная автострада, прохладные струи кондиционера и стюард, периодически предлагающий охлаждённую воду, позволяли с наслаждением предаваться созерцанию мелькавших за окном довольно однообразных картин. Тем более что вскоре стюард раздал сухой завтрак с чаем или кофе на выбор. Когда все поели, он обошёл нас, прыская на руки освежающей, пахнущей как «Тройной одеколон», струйкой из пластиковой бутылки. Запах был настолько густым и насыщенным, что у меня разболелась голова, и я долго не мог дышать носом.

Пейзаж за окном постепенно зеленел от появившихся кустов, потом и деревьев. Сплошных лесов не было, но рощицы появлялись всё чаще.

Оплывшие горы становились всё ниже. На некоторых торчали остатки былого величия - ребристые скалы, напоминающие скопище замков. На лугах появились огромные в сто пятьдесят - двести пчёлосемей пасеки.

На травянистых холмах они выглядели как-то нелепо. Но какие-то медоносы всё же имеются, иначе, зачем столько ульев выставлять.

Судя по знаку, проехали довольно высокий перевал в 2210 метров . Ближе к Эрзуруму зажелтели поля с зерновыми. Колос довольно жидкий. Вряд ли больше восьми центнеров с гектара намолотят. И ещё завидная новость: четырёхполоску расширяют до шести полос. Движение и сейчас-то вялое, а расширяют. Странно! Ведь параллельно автодороге ещё проложена железнодорожная ветка. Вон как раз навстречу нам прошла электричка, и тут в вагонах всего по два-три пассажира!. Надо полагать, работают на отдалённую перспективу. Вот понастроят, разовьют регион, а Курдистан возьмёт и о независимости объявит. Судя по тому, что у дороги то и дело видим военные гарнизоны, турки такой ход развития событий не исключают.

Вообще, дороги в Турции - это отдельный разговор. Они потрясают своим качеством. Асфальт идеально ровной, без единого стыка лентой. Наши дорожники вроде ту же технику используют, но никак не могут без ступенек и ям обойтись. Удивительно! Причина, по-моему, кроется в круговой поруке и взаимной безответственности, поразившей все структуры власти и бизнеса сверху донизу во всех сферах нашей жизни. В стране появилась каста неприкасаемых и неподконтрольных, в которой проштрафившийся наказывается перемещением в другое ведомство …с повышением в должности.

Эрзурум - один из самых высокогорных городов Турции. Он расположен на высоте 1950 метров . После пыльного Вана и расхлябанного Догубаязета здесь сразу бросаются в глаза необычайная чистота и обилие деревьев на городских улицах.

Здесь даже трансформаторные будки превращены в живописные домики.

Ещё обратил внимание вот на что: многие женщины здесь, чтя традиции предков, ходят в чаршафе, длинном чёрном покрывале, скрывающем очертания фигуры и закрывающем голову так, что видны только глаза и нос. Неслучайно Эрзурум считается одним из самых набожных городов в стране. Вообще, мораль в Восточной Турции предельно строга. К примеру, если юноша на улице прилюдно поцеловал девушку, то его могут забить до смерти. Добрачные связи – несмываемое пятно бесчестия и тоже может повлечь самосуд толпы. Светские законы запрещают подобное варварство, но старые обычаи по-прежнему живут и почитаются.

Удел большинства местных женщин - домашнее хозяйство и дети. Редко какой муж разрешает ей появляться на людях, тем более работать. Зато сами представители сильного пола отличаются повышенным вниманием к своему облику: ботинки сверкают, брюки отутюжены, на рубашке ни единого пятнышка. На голове модная укладка, на лице ухоженная бородка. Молодые парни до того прилизанные, что выглядят приторно красивыми самовлюблёнными манекенами. В общем, недостаёт нынешним янычарам мужественности.

Символом Эрзурума является медресе с Двойным Минаретом (Чифте Минарели),

построенное сельджукским султаном в 1253 году. Попасть туда мы не смогли - закрыт высоченным ограждением на реставрационные работы.

Рядом три сводчатых, хорошо сохранившихся мавзолея XII века в армянском стиле.

Выше на холме - городская крепость.

Она - ровесник города и ведёт отсчёт с V века, когда византийцы возвели её для защиты от персов. Возле батареи пушек

груды не разорвавшихся ядер.

Между прочим, в течение XIX и начала XX веков Эрзурум неоднократно входил в состав Российской империи. В один из этих периодов его и посетил А.С Пушкин. Когда смотришь на мощные стены цитадели,

восхищаешься отвагой русских солдат и офицеров, водрузивших на ней российский флаг. Сейчас под ними пьёт чай молодежь.

Главная достопримечательность крепости – часовая башня.

С неё открывается прекрасный вид и на город, и на окрестные хребты, по склонам которых проложены горнолыжные трассы с самыми протяжёнными в мире спусками (до 12 км .). Сверху хорошо видно: застройка города носит случайный и во многом бессистемный характер.

Связано это, по всей видимости, с разрушительными землетрясениями и отсутствием единого градостроительного плана.

Спускаясь к отелю, зашли в красивую, с очень приятной атмосферой внутри, мечеть «Мустафа Паши», датируемую 1562 годом.

Напротив, за роскошным фонтаном, - медресе,

в котором сейчас находится этнографический музей турецко-исламского искусства. В его залах представлена богатейшая коллекция одежды, быта,

боевого оружия, украшений и манускриптов миновавших эпох.

ВСТРЕЧА С АРМЕНИЕЙ

Город Карс и соседствующая с ним одна из первых столиц Армении город Ани - конечные цели нашего краткого турне по Восточной Турции. Когда все пассажиры последнего вечернего рейса «Эрзурум – Карс» заняли свои места, в салон вошел человек в штатском и, оглядев нас, стал зачем-то пересаживать некоторых по своему усмотрению на свободные места. Кирилл, сталкивавшийся уже с подобным явлением в Иране, пояснил, что зашедший - представитель полиции нравов. Он рассаживает, чтобы незнакомые мужчина и женщина не сидели рядом. Интересно, как он выходит из положения, когда все билеты проданы?!.

В Карс приехали около полуночи. Переночевав за 720 рублей на двоих, с утра пораньше выехали на экскурсионном микроавтобусе вместе с тремя молодыми китайцами в сторону Армении – к развалинам Ани, городу, который из-за обилия храмов в древности называли «городом тысячи и одной церкви». В период расцвета с 961 по 1236 годы он имел население более 100 тысяч человек (для сравнения, численность населения в городах Западной Европы в ту пору была в разы меньше). Тогда Ани был признанным центром светской, духовной, культурной и торговой жизни всего региона. Слава о его богатстве и красоте гремела и по соседним странам благодаря тому, что он находился на Великом Шёлковом пути.

Судя по обилию агрофирм и полей, засеянных кормовыми травами и частично зерновыми, сельское хозяйство тут крепко стоит на ногах.

В мелькавших по дороге деревнях бросалось в глаза то, что во дворах неимоверное количество «полениц» из кизяка. Даже в Догубаязете такого не видели.

Может, здесь местный полюс холода?

Город встретил нас мощной крепостной стеной с внушительными башнями,

и, входя в ворота, мы приготовились увидеть сотни построек.

Но, увы! Некогда самый красивый город Закавказья, представлял собой сиротливо возвышающиеся среди щебнистого высокогорья фрагменты древних сооружений,

разбросанных по огромной территории между стеной с главными воротами и дугой живописного каньона, по дну которого протекает полноводный приток реки Ахурян,

являющийся природной границей с Арменией. Сохранилось всего несколько зданий.

Зато это были настоящие шедевры духовной и военной архитектуры. Среди них, помимо некогда протяжённой городской стены с крепостными башнями X века, Церковь Святого Григория Просветителя (1010 год)

и Главный Кафедральный собор.

Что любопытно, на левом армянском берегу, практически напротив, стоит его точная копия.

На стенах вместо фресок,

тексты из Писания и выбитые из камня фигуры. Часть из них птицы облюбовали под гнёзда.

Ниже по течению, прямо у отвесной стены каньона, ещё высится минарет с отреставрированной мечетью.

В километре от неё на горе красуется самое древнее сооружение этих мест - цитадель Ахчкаберд ( V век!) с турецким флагом на башне.

Могли ли армянские правители предположить, что в их столице когда-то будет реять флаг иной страны?! Таковы парадоксы истории…

Кто только не посягал на город в пору его процветания! Но двойные крепостные стены надёжно защищали от разграбления. Однако и они не устояли перед хлынувшей в 1236 году лавиной монголов. Разграбленная столица стала хиреть. Окончательно Ани добило разрушительное землетрясение 1319 года. Да, ничто не вечно под Луной! За

каньоном, по левому берегу, стоят армянские пограничные вышки, под ними археологи ведут раскопки.

а вдоль турецкого берега тянется по столбам трёхметровое ограждение.

Судя по широким дырам в ней,

оно не препятствует контрабандному товарообороту местного населения.

Сегодня последний день пребывания в Восточной Турции. Побродили напоследок по улицам старой части города. Уютные, малолюдные, с домами разных эпох. Обнаружили несколько русских построек (эти земли почти сорок лет с 1878 по 1917 года принадлежали России).

Из-за ветхости в них уже не живут. Может, освободили для реставрации? Хотя вряд ли. На центральной площади Карса в начале 20 века стоял громадный православный храм. Судя по фотографии, - архитектурный шедевр! Но от него и фундамента не оставили.

Выйдя на центральные улицы, мы были ошеломлены тем, сколько народу праздно разгуливает по тротуарам и сидит в тени деревьев с неизменным стаканчиком чая: город-то небольшой, населения порядка 60 тысяч. У нас в Башкирии в городках такого рода на улицах царит патриархальная тишина и покой. Похоже, турки более активны и более коммуникабельны. Все мы разные: генотип народа не поддаются нивелировке катком глобализации.

До вылета оставалось ещё несколько часов, и мы, пройдя по каменному мосту через грязную, со зловонными запахами речку,

полезли на гору, где красовались городская крепость и особо почитаемая армянская церковь «Двенадцати апостолов».

Цитадель впечатлила!

Я ничего подобного прежде не видел. Как её русские полки в XIX веке взяли, уму не постижимо! В церковь не попали – уже закрыта.

Полюбовались её строгими формами с улицы, тем более что сами апостолы стоят в арках под центральным конусовидным куполом.

В заключение информация для людей, озабоченных избыточным весом. Я уезжал из Уфы, имея вес 82 кг ., а вернулся похудевшим на пять килограммов. Так что, если кто желает сбросить лишнее, рекомендую подняться на Арарат, а ещё лучше - на высшую точку Европы – Эльбрус (5462м).


Уфа, 27 июля 2012 года.


| Содержание | Книги | Биография | Фотоальбом | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.