Содержание | Книги | Мачу-Пикчу./ Камиль Зиганшин. Путевые заметки


Путевые заметки Камиля Зиганшина
Пача-Мама

ГЛАВА 8. Мачу-Пикчу.


Сразу прошу у читателей извинения за то, что вынужден использовать фото из Интернета – я отснял в Мачу-Пикчу не менее 200 кадров, но эту флэшку сейчас не могу открыть. Носил в мастерскую – говорят, от статического разряда всё стёрлось.

Самая именитая достопримечательность Перу — городище Мачу-Пикчу. Его несколько столетий безуспешно искали испанские колонизаторы – считалось, что именно там спрятаны несметные сокровища империи, включая и золотые статуи Верховных Инков, но обнаружили их лишь в начале 20 века. Раскопки показали, что инки покинули Мачу-Пикчу не так давно — в первой половине 19 века! Причём забрали с собой всё ценное. И, как гласит легенда, унесли в дремучую сельву, где построили золотой город Эльдорадо.

Легенды легендами… А один кладоискатель, чтобы финансировать поиски, продал свою текстильную фабрику и в Чили, на острове Робинзона Крузо, на глубине пятнадцати метров нашёл шестьсот бочонков с золотом стоимостью 10 миллиардов долларов. Поначалу же над его затеей все смеялись.

Так что и у Мачу-Пикчу загадок, как мне кажется, предостаточно. К сожалению, инки не знали письменности. Знаменитое узелковое письмо – кипу – помочь в поиске разгадок не может: утрачены знания для его прочтения.

Работавшие на Мачу-Пикчу американские археологи смогли найти лишь битые черепки и захоронения. Правда, и на черепках они неплохо заработали. Под предлогом необходимости описать находки и составить систематический каталог эта группа получила разрешение вывезти в США на несколько месяцев два вагона найденных ценностей. Эти «несколько месяцев» растянулись на 100 лет. До сих пор все они находятся в Йельском университете.

От Куско до Мачу-Пикчу чуть более ста километров. Попасть туда можно пешком или на огнедышащих поездах, отправляющихся один раз в сутки, утром.

Один из них, с относительно комфортабельными вагонами, — для туристов. Второй, останавливающийся у каждого столба, – для местных жителей. Так что мы, учитывая все обстоятельства, но главным образом дефицит времени, выбрали первый вариант.

Как и многие другие городища инкской знати и жрецов, Мачу-Пикчу укрылось на седловине высокого крутостенного кряжа между двух скал, стоящих как широко раскрытые ладошки: Мачу-Пикчу (Старая Гора) и Уайна-Пикчу (Юная Гора).

В этих, необычных для нашего слуха словах почти осязаемо чувствуется отражение мировосприятия инков. Я слышу в них и крик птицы, и рычание пумы, и шум ветра, и грохот камнепадов, и даже необузданную красоту гор.

Попасть в городище Мачу-Пикчу можно только с одной стороны, поднимаясь по узкой и крутой тропе через лес мимо ступенчатых земледельческих террас, на которых когда-то выращивали маис, тыкву, картошку. На вершине Уайна-Пикчу, похожей на голову Пумы, находятся храмы Солнца и Луны. Подъём к ним под жгучим потоком полуденных лучей дался с трудом, но я не пожалел, что отважился на восхождение. С вершины открывался незабываемый вид не только на само городище, но и на простирающуюся во все стороны горную страну, теряющуюся в дымке горизонта.

Само городище сверху похоже на тень летящего кондора. Как известно, у инков сакральные архетипы играли весьма важную роль. Так Пума символизирует средний мир, Кондор – верхний, а Анаконда – нижний, подземный. И многие амулеты в Перу выполнены именно с такой символикой. Сейчас там, где когда-то было шумно, многолюдно, кипели страсти, -  царит могильная тишина, нарушаемая группами туристов. Всегда грустно бывать в таких местах. Но время ничего не щадит. Его не повернуть вспять.

Обласканный свежим ветерком, я стал с упоением оглядывать клыкастые громады, расчленённые ущельями. Чем дальше обращал я взор, тем загадочней и желанней казались таящиеся там отроги. Что-то так и влекло меня туда, а что именно – трудно сказать. Неизвестность? Пожалуй. Она во все времена манила и звала людей за горизонт.

Спустившись со скалы, прилёг на траву передохнуть. Было приятно сознавать, что лежишь на земле, где ступали Жрецы и Верховные Инки, а теперь я, странник из далёкой Башкирии, в полной тишине зачарованно созерцаю обступавшие нас горы, накрытые торжественно сияющим голубым шатром. Благоухание цветов, порхающие колибри, щебет невидимых птиц, умиротворяющий, льющийся с небес покой навевали мысль, что я в раю. Думалось о светлом, возвышенном. Меня охватила необъяснимая эйфория. Захотелось разбежаться и, расправив руки-крылья, взмыть над скалистыми пиками и парить, как кондор, над неземной красотой Мачу-Пикчу, необычайно удачно и естественно встроенного в природный ландшафт, а потом нырнуть в тесную долину, туда, где поблёскивает и шумит порожистая Урубамба, и окунуться в её прозрачные струи, чтобы смыть налипшую к душе грязь и стать чистым, как младенец. Очнувшись от грёз, подумал: «Место-то действительно особенное».

В этот момент меня кто-то осторожно толкнул в плечо. Поворачиваю голову и вижу… влажные губы, волосатую мордочку голубоглазой ламы.





Их, лам и альпаков, тут довольно много. Служащие заповедника по утрам выпускают эти милые создания из специального загона, по всей видимости, чтобы усилить у посетителей иллюзию перемещения во времена многовековой давности. Из живности ещё видел среди угловатых камней семейку шиншилл – маленьких зверьков, похожих на серый шар с большими округлыми ушками, покрытый густым тёплым мехом (по плотности шерсти они рекордсмены – 25000 волосков на один квадратный сантиметр!). Когда попытался приблизиться к одной из них с фотоаппаратом, она встала на задние лапки и «зарычала». Видя, что угроза не действует, поспешно ретировалась в густые кусты. Остальные дружно последовали за ней.

Как и большинство городищ инков, Мачу-Пикчу великолепно сохранилось. За прошедшие столетия сгнили только деревянные стропила и соломенные крыши.

Само городище условно можно поделить на сектора: храмы, дворцы сановников и жрецов, площадь, жилой квартал с узкими улочками, погост. Часть дворцов, храмов и жилых помещений вырублены прямо в скалах. По углам сторожевые башни. Часовые, дежурившие на них, могли обозревать местность на десятки километров вокруг и вовремя предупреждать о появлении противника.

Поскольку к городку ведёт лишь узкая тропинка, даже горстка воинов могла отражать натиск целой армии.
Построен Мачу-Пикчу экономно. Из-за недостатка места – даже тесно. Постройки буквально жмутся друг к другу. Квартала и отдельные здания соединены между собой главным образом лестницами, которые практически играют роль улиц. Есть короткие – пять-десять ступеней. Есть и гигантские лестницы, в сто пятьдесят ступеней. На площади, выложенной отполированными камнями, на пирамидальном возвышении лежит громадный камень, довольно мудреной ступенчатой формы с прямоугольным столбом посреди. Возможно, это алтарь, на котором приносили, как гласит легенда, в жертву богам самых красивых девушек. Такие жертвоприношения совершались редко и только в честь Солнца.

Ритуал проходил в час восхода. Кровь, орошавшая камни, должна была помочь рождению светила. Священная сила девственниц уходила на небеса, а бездыханные тела оставались лежать на постаменте, чтобы Солнце могло забрать до капли всю их силу и энергию.

Жуть берёт от всего этого, но в те времена юные жертвы почитали за счастье стать «невестами» светила. Однако когда мысленно возвращаешься в наше время, сразу с болью вспоминаешь о том, что по всему миру по-прежнему немало молодых женщин (и мужчин) взрывают себя, убивая при этом десятки ни в чём не повинных людей, и понимаешь, что человечество за эти 500 лет мало изменилось. Может, даже наоборот...

Когда же мы поумнеем и подобреем?!

Ваш покорный слуга, писарчук Камиль.


| Содержание | Книги | Биография | Фотоальбом | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.