Содержание | Книги | В гостях у Пача-Мама или когда месяц длиннее года./ Камиль Зиганшин. Путевые заметки


Путевые заметки Камиля Зиганшина
Пача-Мама


Дорогие друзья, по ряду серьёзных причин, среди которых самая весомая - вручение мне престижной литературной премии имени Вячеслава Шишкова, я на время прервал своё участие в экспедиции «Огненный пояс Земли» и сейчас нахожусь в России. Решиться на этот непростой шаг помогло и то, что во всех южноамериканских странах ниже Эквадора я бывал во время путешествий с Николаем Рундквистом по Аргентине в 2008 году и Эмилем Ждановым по Перу, Боливии, Чили в 2010-м.

По материалам этих экспедиций было написано два очерка. Сейчас, мне кажется, уместно будет поделиться впечатлениями от этих поездок. Предлагаю их вам, самым любознательным читателям главного сайта российских путешественников и туристов.

Поскольку очерк «Пача-Мама» (про Перу, Боливию, Чили) довольно объёмный и охватывает почти все значимые достопримечательности этих стран, я разобью его на главки и буду публиковать их по мере продвижения неутомимой четвёрки моих друзей во главе с командором — Константином Мержоевым - к самому южному городу на Земле — городу Ушуайя, что на краю Огненной Земли. Именно оттуда стартует третий, самый трудный, этап экспедиции — на лыжах по ледникам Антарктиды к Южному полюсу.



ГЛАВА 1. В гостях у Пача-Мама или когда месяц длиннее года.

Уважаемые посетители геоблогов! Мои друзья, ведомые заслуженным путешественником России Константином Мержоевым (их, как вы знаете, сейчас временно четверо — Костя, Лёха, Николай и Илья), невзирая на усталость, так быстро крутят педали, что уже достигли столицы Перу — город Лима. И сегодня я, как обещал, размещаю первую главку записок о Перу, касающуюся этого города и его окрестностей из моего прошлогоднего путешествия в эту удивительную страну.



Уголок Лимы.


На параплане вдоль берега Тихого океана (неподалёку от Лимы).

25 февраля 2010г.

Гип, гип, ура! К отъезду в Чили на маршрут «Сантьяго — остров Робинзона Крузо — вулкан Охос дель Саладо» все готово: виза получена, рюкзаки упакованы, билеты авиакомпании «Иберия» в кармане.

28 февраля 2010г.

Оцепенело смотрю на экран телевизора: разорванные полотна дорог, груды камней на месте зданий, объятые огнем дома, растерянные, убитые горем люди, рухнувшие мосты, помятые автомобили, разбросанные посреди улиц, словно детские игрушки – всё это последствия мощных ударов потрясших центральную часть Чили. Вопрос – лететь или нет? отпал сразу – аэропорт в Сантьяго закрыт на неопределенное время из-за разрушений.

Подземные толчки в 8,8 баллов по силе превысили январские в Гаити, где погибло 300 тысяч человек. Что же тогда сейчас творится в Чили?!

Как поступить? Отменить поездку? Но сколько недель готовились, прорабатывали маршрут, мечтали, душой уже были в Южной Америке. Что делать? Открываю карту и как-то сама собой рождается идея лететь в Перу – прародину цивилизации инков, а уже оттуда пробираться через Боливию в Северное Чили, которое не пострадало от землетрясения. Отличная идея! Ведь в Перу сосредоточенно столько уникальных природных и исторических памятников!

Так, хорошо, а что с визой? Нужна ли она в Перу, в Боливию? Захожу в Интернет. Слава Богу! В гостеприимное Перу для граждан России виза вообще не требуется, а в Боливию её можно оформить прямо на границе. Единственная проблема – потребуется сертификат о прививке от желтой лихорадки. Вспоминаю — я её вроде делал, когда ездил в Танзанию. Полез в ящик с бумагами – точно, вот он. И не просрочен – действует до 2017 года.

Созваниваюсь с напарником — Эмилем Ждановым, обаятельным, умным, подвижным парнем. Возраст его оставим в тайне, особенно для женщин, которые тянутся к нему, как железки к магниту. Он сразу оценил достоинство нового маршрута.

Всё, решение принято! Тем временем из Южной Америки передают один за другим неутешительные вести: в районе Лимы ожидают цунами, начались мощные подвижки земной коры и на противоположном краю Тихого океана. Там сильней всех тряхнуло японский остров Окинава. Ситуация становится угрожающей — «Огненное кольцо» вступило в активную фазу. Друзья заволновались – советуют отложить поездку, дождаться стабилизации. Родные встревожены еще больше. Одна Таня – моя верная жена и союзница, молчит – знает, что отговаривать бессмысленно.

1 марта 2010 года.

Мы в Испании, в столичном аэровокзале — пункте пересадки на рейс «Мадрид-Лима». Он смахивает на циклопический ангар, но это вскоре перестаёшь замечать – так все удобно для пассажиров организованно.

Летим уже 8 часов. Атлантический океан серо-свинцовый у берегов Европы, ближе к Южной Америке приобретает ультрамариновый цвет.



Редкие полупрозрачные перья на небосводе сменили мощные молочные клубы, похожие на причудливые замки. А вон и белая полоса прибоя показалась. Почувствовал себя Колумбом — чуть не закричал «Земля! Земля!» Тень самолёта, тем временем, наползла на зелёный пупырчатый ковёр — влажные, непроходимые джунгли, именуемые сельвой. Беспокойно поглядываю на брюхатые, смурные тучи, толпящиеся впереди – там беснуется гроза. Молнии, полосуя это скопище, вгоняли в сельву огненные стрелы. Слава Богу — мы пролетаем выше грозы. Вскоре тень нашего самолёта уже рассекает желтоватые извивы величайшей реки мира — Амазонки…

В Лиме — столице Перу сели на исходе дня, одновременно с погружавшимся в воды Тихого океана солнцем: лишь только пунцовая капля скрылась за горизонтом, так наш лайнер замер, устало опустив крылья. Такая удивительная синхронность придала началу нашего путешествия некий мистический оттенок.

Аэропорт располагался прямо посреди жилых кварталов, окружённых абсолютно лысыми горами коричневатого цвета. Поскольку до этого мы несколько часов летели над зеленой сельвой, этот контраст произвёл особенно сильное впечатление.

Здание аэровокзала еще более примитивное: длинная, прямоугольная глиста из стекла и бетона. Примитивное в смысле архитектуры, но внутри тоже всё функционально и удобно. На улице тепло — плюс 27°С . После минус 10°С в Уфе это радует.

Эмиль (гениальный полиглот – освоил испанский язык за полтора месяца упорных занятий) безошибочно выбрав в толпе встречающих вменяемого таксиста, объяснил ему, что нам нужна гостиница не дороже 30$ на двоих. Сообразительный малый сходу предложил хостел за 20$ в безопасном туристическом районе Мирафлорес и довез до него всего за 10 солей (100 рублей). А прогон, между прочим, оказался не малый — ехали минут тридцать пять. Да и бензин в Перу не намного дешевле нашего (1 литр эквивалента А92 стоит 2 соля — 20 рублей).

Предложенный нам «апартамент» (хлипкая клетушка с потолочным вентилятором, украшенным золотистыми кренделями), примыкал к просторной террасе с лежаками, наличие которых мы оценили на следующий день.

Хозяин отельчика – Хосе, моложавый индеец племени кечуа с тёмными, как безлунная ночь волосами чуть тронутыми сединой, оказался знатоком не только перуанских, но и боливийских достопримечательностей. Он помог нам составить маршрут так, чтобы без лишних переездов охватить все заслуживающие внимание природные и исторические объекты Перу и плавно переместиться сначала в Боливию, а оттуда в Чили.

В это великолепное «ожерелье» вошли: острова Баллестас – оазис Ика – линии Наска – город Арекипа с вулканами Мисти и Чачани – каньон Колка – древняя столица инков Куско – руины Мачу-Пикчу и других инковских поселений Священной долины – город Пуно – озеро Титикака с плавающими островами Урос – остров Солнца – столица Боливии Ла-Пас – соляное озеро Уюни – вулкан Ликанкабур – оазис Сан-Педро – Лунная долина – гейзеры Эль-Татио – пустыня Атакама – действующий вулкан Ласкар – город Арика – Лима. Счастливые мы заснули, как младенцы.

Первый день посвятили знакомству с Лимой. Конкистадоры основали её в 1535 году, как опорный пункт для колонизации империи Инков (правильнее Инка*). Со временем город превратился в столицу всех испанских владений в Америке. К сожалению, старых, с многовековой историей построек сохранилось мало – они были разрушены мощными землетрясениями 1687 и 1746 годов.

*Инка – выходцы индейского племени кечуа, ставшие в 15 веке в Перу высшей, наследственной кастой — правящим классом. Они создали на тихоокеанском побережье Южной Америки могущественную империю (превосходящую по площади Римскую), коммунистическую по принципу общественного устройства. Считалось, что Инка ведут родословную от самого Солнца.

Если честно — город не впечатлил. Единым архитектурным комплексом смотрится только центральная часть с Плаза де Армас (Площадь Оружия — площади с таким названием имеются в каждом городе Южной Америки).



Именно здесь были построены первые здания. На севере — Дворцы Правительства и Президента. (К сожалению к торжественной и красочной церемонии смены почетного караула в 11.45 мы не успели).





На востоке возвышается кафедральный собор Санто-Доминго, построенный в 1564 году.
Здесь в небольшой часовне захоронены останки завоевателя империи инков – Франциско Писарро.
Прямо возле Дворца Президента, довольно большое здание Союза писателей Перу.



Каково! Похоже, руководители государства понимают, что без этической и нравственной основы не мыслима нормальная экономика, и невозможно хозяйственное процветание.

За ним, чуть дальше, через дорогу, бело-жёлтый монастырь Сан-Франциско, построенный в мавританском стиле.



Он является, пожалуй, самым красивым зданием в городе. В нём служат Богу и молятся о спасении душ грешников тридцать пять монахов. Главная достопримечательность монастыря – подземные катакомбы. До того, как в Лиме открыли первое кладбище, в них успели похоронить 75 тысяч умерших от эпидемий. Их костями и черепами заполнены громадные, выложенные кирпичом круглые ямы — могильники.





В современной части города самое высокое и помпезное сооружение – монументальное здание с мраморными колоннами – министерство юстиции.



Большинство же строений из соображений сейсмоустойчивости малоэтажные.



Стили смешанные, цветовая палитра состоит их самых невероятных комбинаций: от жёлтого с фиолетовым, до зелёного с оранжевым. Фасады большинства домов опоясаны длинными деревянными балконами, украшенными филигранной резьбой. Парков и скверов мало. Улицы изобилуют «лежачими полицейскими». Несмотря на это, стиль езды здесь еще более лихой, чем у нас. Потрясает половодье такси — они составляют не менее 70% от общего числа автомобилей.



Встречается и юркие мототакси.



Обратите внимание, как перуанские мужчины из обычной чистки обуви создали изысканную «сапожную церемонию» сопоставимую по удовольствию с чайной.Пока им доводят до ослепительного блеска туфли, они пару газет прочтут и с друзьями по телефону пообщаются.



Знакомясь с историческим центром города, дошли до площади Пласа де Сан Мартин с великолепной конной статуей в центре. Место до того уютное и приятное, что мы там посидели с полчасика.





Береговая линия, застроенная виллами местной элиты, обрывается в размытый сизым маревом Тихий океан скалистой стеной высотой не менее пятидесяти метров. Поэтому попасть на узкие галечные пляжи можно только по нескольким, оборудованным лестницами спускам, отстоящим друг от друга на довольно большом расстоянии.

Хосе (хозяин хостеля) предупреждал, что на улицах полно карманников, но на нас поживились не они, а фальшивомонетчики. При покупке у уличного торговца географической карты Перу, я получил сдачу со ста долларов (меньшей купюры у нас в тот момент не казалось), как выяснилось в дальнейшем, от ксерокопированными банкнотами. Когда в одном из магазинов стал рассчитываться в магазине за сувенирную кружку, кассирша со словами «фальшо, фальшо!», невзирая на мои протесты, принялась решительно кромсать их ножницами.

Но вскоре подмоченная репутация Перу была восстановлена. Вид одного резного балкона так поразил меня, что я решил запечатлеть его. И, о ужас! обнаруживаю, что фотоаппарат исчез. Вспоминаю, что минут пятнадцать назад я им снимал им скульптуру закованного в латы конкистадора на лошади. После этого мы уже прошли несколько кварталов и заходили в два магазина. «Ну, — думаю, — где-то там и срезали в толчее».

Найти аппарат шансов не было, но Эмиль убедил меня всё же вернуться. Главная надежда была на магазины. В первом — ничего. Зашли во второй. Увидев меня, продавщица с очаровательной улыбкой протягивает мне… «Canon». В порыве признательности я высыпал ей горсть монет, но и они оказались «фальшо».

Ужинали в кафе под открытым небом. Удивило то, как много едят перуанцы. Недаром они вместо «приятного аппетита» — он, похоже, у них всегда есть, желают друг другу «приятного приёма пищи». Ещё поразило то, что за многими столиками велись шахматные баталии! Присмотрелись — уровень игры вполне приличный. Вот это да! Ехали, как нам казалось, в отсталую страну, а тут горожане за ужином играют в шахматы, а писатели проводят творческие встречи в старинном особняке рядом с президентским дворцом!

В хостель возвращались через парк имени Кеннеди. Остывающий диск солнца коснулся плеча горы и скатился по нему крутым желтком в провал между горными пиками. Стемнело быстро, практически без сумерек.



В центре парка нас ожидал очередной сюрприз: на круглом амфитеатре играл оркестр и танцевали разновозрастные пары, а человек триста, расположившись на круговых скамейках, с упоением распевали народные песни.



Пары столь самозабвенно и страстно отдавались танцу, так наслаждались музыкой и движением, что и мне захотелось присоедениться к ним.
Нас расстрогала царящая здесь тёплая, сердечная атмосфера, объединяющая этих, судя по всему мало знакомых людей в единую общность.





А после нас встретили вот такие необычные уличные артисты.



Созерцание архитектурных изысков и памятников никогда не было для меня приоритетным. Уже на следующий день, лишь только солнечный луч поцеловал шпили храмов и те в ответ благодарно засияли, мы выехали на автобусе в Паракас – крохотный городок на полуострове, вонзившемся в Тихий океан острым коготком (от туда мы поплывём на заповедные острова Баллестас).

Дорога пролегала по бесплодной, холмистой местности, покрытой щебнем – сходство с Синайским полуостровом просто поразительное. Кое-где на голых песках вдоль дороги тянутся ряды лачужек, напоминающих наши карликовые садовые домики конца шестидесятых годов, но только не дощаные, а из серых блоков.Вокруг лишь ограда из крупноячеистой рогожи, навешанная на столбики по границам участка. Людей не видно, насаждений никаких. . Подобные «поселения» мы встречали впоследствии не раз и всегда недоумевали – зачем люди строятся на бесплодном песке. Разгадка оказалась банально простой — из-за денег.. Панамериканскую автомагистраль — гордость обеих Америк, собираются расширять (на некоторых участках работы уже ведутся) и состоятельные перуанцы заранее скупили землю, а этими «постройками» имитируют её освоение. Когда начнётся расширение трассы, они получат значительную компенсацию.

Паракас — городок необычный. Кварталы в нём, состоят из приставленных друг к другу кубиков-коробочек, накрытых общей бетонной крышей, используемой одновременно и для свалки мусора, ненужного хлама. Во дворах (над ними эта общая крыша всё же имеет разрывы) бардак ещё хлеще. Удручающее впечатление усиливают торчащие из бетона ржавые прутья арматуры. По всей видимости, хозяева домов планируют в дальнейшем (когда разбогатеют и подрастут дети), надстраивать второй этаж. Есть ещё одна причина, побуждающая имитировать не завершённость строительства: налог на недвижимость в Перу платят только за завершённые объекты.

К островам Баллестас, где находятся лежбища морских котиков и львов, нас доставил быстроходный катер, прыгавший по гребням бирюзовых волн, словно кузнечик.



При выходе из овальной бухты «проскакали» мимо крупной военно-морской базы, грозно ощерившейся стволами эсминцев и кассетами торпед.





Выйдя из бухты, увидели на покатом каменистом берегу борозды. Приглядевшись поняли, что это стилизованное изображение огромного, занимающего гектара два, кактуса. Моторист сказал, что эта фигура красуется здесь ещё с доинковских времён и возможно в старину служила для мореплавателей своеобразным маяком.



Острова – пологие, буро-коричневые бугры, каменные внутренности которых изъедены глубокими гротами и нишами, встретили нас невообразимым рёвом, издаваемым развалившимися на камнях многими сотнями морских львов и львиц.



Между их коричневых лоснящихся туш ползали чёрными комочками недавно народившиеся малыши.



Отдельно нежилась молодёжь.



Когда мы подплыли совсем близко, с высоко нависавшего карниза скатилось несколько увесистых камней не причинивших, к счастью, детёнышам (мамашам и папашам тем более) вреда. Один из валунов упал в воду, обдав нас зернистыми брызгами.







Вокруг самца, заметно выделявшегося крупной медвежьей головой и густой гривой, нежился гарем из двухсот самок одетых в более светлыешубки. На особняком стоящей скале, похожей на клык доисторического чудища, распластался второй могучий громила.



Увы, он проиграл битву за право обладания гаремом



и теперь, стыдясь своего поражения, зализывает раны в сиротском одиночестве.
На склонах островов обширные «поля» птичьих базаров. Пернатых на них такое количество, что когда они вдруг поднимаются в воздух, небо чернеет.







Ветер доносил оттуда не только неумолчный гвалт от надсадных криков, но и нестерпимые "благовонья". На уступах скалистого мыса замечаем несколько пингвинов. Общипанные, измятые – похоже не климат им рядом с экватором.

На обратном пути зашли в живописную бухточку, защищённую от прибоя цепью скал. Здесь, в уютном кафе полакомились севиче – национальным блюдом из сырой рыбы и морепродуктов, выдержанных минут десять в соке лайма. По вкусу оно напоминает дальневосточную талу, только поострее. Перекусив, невзирая на удивлённые взгляды попутчиков, поплавали (из-за холодного перуанского течения тут не купаются) — ведь мы россияне и находимся на берегу величайшего океана планеты! Пощекотали нервы на параплане.





Начиная от небольшого городка Ика, каменистая пустыня постепенно трансформируется в песчаную. И вот уже волна за волной дыбятся громадные дюны.



Когда-то восхитившие меня в Арабских Эмиратах песчаные "горы" были высотой не более семидесяти метров, а тут иные вздымаются до двухсот тридцати!!! Удаляясь на юго-восток, они образуют полноценную горную систему с пиками, отрогами, перевалами, ущельями, седловинами. Над всем этим царит бесконечно глубокий, чисто выметенный ультрамариновый свод. Глядя на эти кручи трудно поверить, что они из чистейшего (без единого камушка) песка. В царящем здесь безмолвии кажется слышишь, как шуршит, стекая по нему, время.



Человек на фоне столь высоких «гор» и сам выглядит крохотной песчинкой.
Вдруг барханы расступаются, и мы въезжаем в пальмовый оазис



площадью не более одного квадратного километра с беленькими хижинами и живописным водоёмом посредине,



а вокруг… крутые стены из песка. Эта удивительная картина поражала воображение!

В защищённом от ветров оазисе всё млело и купалось в ласковых объятиях светила. Слабый ветерок приятно холодил лицо. Я с завистью наблюдаю, как по склону самого высокого «отрога» несутся на досках сандбордисты. Один из них на вираже упал, вздыбив тучи песка. Но через несколько секунд он опять мчался вниз – здесь кости не сломаешь.

Продолжение следует. Ваш покорный слуга, писарчук Камиль.


| Содержание | Книги | Биография | Фотоальбом | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.