Содержание | Рецензии /Леонид Соколов Камиль Зиганшин. Рецензии

Рецензии на книги автора

НАЕДИНЕ С ТАЙГОЙ


Непроходимая и бескрайняя дальневосточная тайга буквально ворвалось в мою жизнь после знакомства с книгой, автором которой является писатель Камиль Зиганшин.

Это сейчас его имя широко известно в России, а тогда, много лет назад, он рядовой штатный охотник-промысловик. Множество дорог и троп прошагал он прежде чем, взялся за перо.

Книга «Щедрый Буге» рождалась из дневниковых записей, которые автор вел в палатке прн тусклом свете свечи в лютые морозы от которых еле сгибались пальцы и с трудом выводилось на тетрадном листке каждое слово.

Особенностью книги является то, что автор ничего не придумывает. Да этого и не надо, потому что правдивость и есть главное достоинство этой повести: вымысел максимально совпадает с реальностью. «Щедрый Буге» - это открытие и природы, и человека, и животного мира.

Автор рассказывает обо всем ярко, эмоционально, влюбленными глазами глядя на окружающий его мир. Ему интересно буквально все. От авторского взора не ускользает ни одна, пусть даже незначительная деталь, которую он внимательно разглядывает и как бы увеличивает через призму своего восприятия. Впечатление такое, что эта книга создана в соавторстве с тайгой, которая доверила Камилю Зиганшину свои самые сокровенные тайны, проиллюстрировала его красочные страницы, дала ему вдохновение, заставила поверить в свои силы. Почти на каждой странице- целые россыпи замечательных описаний природы. Их можно цитировать бесконечно:

«Я вышел подышать свежим воздухом и застыл, потрясенный увиденным. Взошедшая полная луна озаряла тайгу невообразимо ярким сиянием. Небо не черное, а прозрачно-сиреневое, и на нем не сыскать ни единой звездочки. Кедры вокруг - словно былинные богатыри. В просветах между ними вспыхивают бриллиантовыми искорками крупные снежинки. Река перламутром выливается из-за поворота и, тускнея, убегает под хребет, заглатывавший ее огромной пастью. Кажется, что я попал в сказку!»

Но за этой красотой таится немало опасностей. Тайга может быть не только другом. Если не понять ее характера, можно и погибнуть. Тайга не признает слабых. Буквально в одну минуту все может перемениться. «В замешательстве огляделся. Вокруг стоял сразу ставший враждебным, лес. Сверху безостановочно сыпал нудный дождь. На мне ни одной сухой нитки. Слякотно, холодно, голодно. Еды, кроме трех размокших сухарей, никакой. Спички, первейшая необходимость, отсырели и не зажигались. Компас остался в палатке. Стало жутко».

Но автор с честью прошел через все испытания тайги, мороз, голод, холод, чудом остался жив, когда на него упала срубленная ель, вышел победителем в схватке с шатуном…

И в этом Камилю помогает его наставник, таежный охотник удэгеец Лукса, чем-то незримо напоминающий легендарного Дерсу Узала. Именно у него будущий писатель, учится понимать повадки зверей, учится видеть и слышать, ведь тайга - родной дом Луксы. Его уроки дают больше, чем любой учебник, ибо это уроки жизни, идущие от первого лица.

Вот один из них:

- Лукса, а ты не боишься, что на тебя тигр или волки нападут?

- Чего бояться? Зверь не глупый. Он человека уважает.

- Но случается же, что хищные звери нападают на человека.

- Сказки это. Если зверя не трогать, он не нападёт…

Или, это - «Как со вчерашним лицом ходить будешь? Тайга пугаться будет, соболь уйдёт…», «Эхо голос потеряло – снег будет», «К утру выпала печатная пороша…».

А когда читаешь, как и куда зовёт этот потусторонний гул» бубна – веришь и понимаешь, что в глубине нашего сознания сидит навсегда укоренившееся ощущение, идущее из давным-давно ушедших миров… Ничто не пропадает. И так называемое шаманство предстаёт уже не как дикость и заблуждение, но как отзвук вселенской гармонии, которую дано понять на чувственном уровне далеко не каждому человеку.

Когда же Камиль едва не погиб от холода и сильно заболел, именно Лукса помог ему встать на ноги:

«Три дня, не вставая, пролежал в спальном мешке в полузабытьи. Спасибо Луксе: каждый день, перед уходом, заносил в палатку несколько охапок дров и вливал в меня какие-то отвары.

За время болезни сильно ослаб, зато на всю жизнь усвоил два правила. Первое: заболел — отлежись (организм с зарождающейся хворью быстрей справится). Второе: зимой, как бы ни устал, никогда не ложись на снег передохнуть».

Тайга не прощает ошибок, пусть самых незначительных, и даже самым опытным. Меня до глубины души поразил рассказ о лучшем друге Камиля Зиганшина Юре Сотникове и его напарнике Александре Тимашове. Автор повествует, что с Юрой они четырежды пересекли Сихотэ-Алинь с побережья Японского моря до реки Уссури. Совершили несколько небольших, но памятных походов по горам южного Приморья. Но однажды Юрий и напарник Александр, совершавшие сплав по безлюдным якутским рекам Гонаму и Учуру до Алдана, не вернулись с маршрута. Камиль Зиганшин вместе с отрядом спасателей от Русского географического общества отправляется на поиски, но в результате этого в таежной избушке была найдена лишь полная отчаяния и безнадежности записка, в конце которой есть такие потрясающие строки:

«Тайга, тайга, мне скоро уезжать.

И тут не нужно слов высоких.

Мне хочется в объятьях крепких сжать,

Как плечи друга, склоны хмурых сопок.

Узнав тайгу, нельзя забыть ее».

Есть и еще одна особенность этой книги. Чем больше автор открывает нам тайгу, тем больше мы открываем автора. Описывая тайгу, жизнь ее обитателей, К. Зиганшин каждый раз находит для этого все новые и новые слова, оттенки, многочисленные сравнения, образы, которые не повторяются на протяжении всего повествования. Эта скрупулезная работа над словом напоминают труд ювелира, который тщательно доводит до блеска каждую грань алмаза, чтобы тот превратился в настоящий и неповторимый бриллиант. Хочется еще и еще раз перечитать многие строки, чтобы полюбоваться и восхититься этими драгоценными как бриллиант, строками. Вот почему, помимо открытых уроков мужества, выживания, литературы, географии, экологии, истории и просто уроков жизни, автор преподал нам еще и замечательный урок русского языка. Только в данном случае, оценки за урок ставит не учитель, а мы - читатели. И все эти оценки - только самые высокие!

Нет смысла пересказывать эту замечательную книгу. Уверен, что, взяв эту повесть в руки, вы уже не сможете от нее оторваться. И еще долго после этого вас не будет покидать ощущение, что вам не хочется расставаться с этим суровым и в то же время замечательным миром, в котором мы очутились благодаря таланту Камиля Зиганшина.

И я снова задумался над вопросом, кем бы был Камиль Зиганшин, писатель, имя которого сегодня широко известно во всей России, не брось он вызов судьбе?!

А тогда самой большой похвалой для него были слова старого наставника Луксы: «Настоящим охотником стал. Иногда человека шибко трудно разглядеть, но на медвежьей охоте сразу видно, кто ты. Я всё думал, что за парень? Городской, а в тайгу пошел. Боялся, опасность будет — оробеешь, подведешь. Теперь так не думаю. Возле медвежьей квартиры не всякий может стоять. Давай, бата, следующий сезон опять вместе соболя промышлять. Зимовье поставим. Тепло, просторно будет.»

Но самое главное заключается в том, что Камиль Зиганшин вышел из тайги не только настоящим охотником. Он вышел для того, чтобы войти уже в новый для него мир - мир творчества, мир литературы!

Писатель донес до каждого из нас мысль, что, к сожалению, этот мир очень хрупок, его надо ценить, находить общий язык с его обитателями, ибо этот прекрасный мир по праву принадлежит не только нам, но и нашим братьям меньшим…И еще, тайгу надо уважать и быть к ней на Вы. Тогда и тайга будет уважать вас, примет за своего, как приняла Камиля Зиганшина.

Леонид Соколов, член Союза писателей России.



Вернуться к списку рецензий.



 

| Содержание | Фотоальбом | Книги | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток и инвестиции. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.