Содержание | Рецензии / Филиппов Александр Камиль Зиганшин. Рецензии

Рецензии на книги автора

... и тянется нить повествования

Из лихолетий Средневековья Святая Русь, сбрасывая с себя обомшелые ракушки старых грехов и побед, выходила на глазах у просвещенного мира, заметно усилив свою государственность. Златоглавый Киев терял жезл власти, и к началу царствования Ивана Грозного все бразды управления скрипучей и тряской российской колесницей перешли великому князю Московскому - Царю Руси. Смазала Святая Русь колесные оси и рванулась в бесконечный путь, сотрясая грохотом войн и созидания окрестные страны и народы. Преобразования в социальной и духовной жизни перепахивали вековые житейские устои, но главное - человеческие сердца. Как раз к середине XVII века в царствование Алексея Михайловича - отца Петра Великого, порушились законы предков, поменялись молитвы, из церквей, храмов и обитателей были вытравлены последние остатки языческих ритуалов. Почва для нового посева Новин была подготовлена. При его царствовании, с подачи преподобного Никона, русское православие обрело это страшное слово — раскол, понятие суровое, чудовищное для немалой части людей, не принявших Никоновых Новин.

Русский народ ради становления Государства, ради укрепления его могущества, не жалел своей крови и пота. Он шел в битвы-сражения, теряя головы свои на полях бесчисленных сеч; но, когда Церковь в союзе с государством, вклинилась в душу человеческую, не выдержал характер народа. Наиболее крепкие телом и духом, не пожелавшие терять устои предков, ушли в раскол, стали старообрядцами. Они прокляли имя Никона, а самого Царя Алексея Михайловича прозвали наместником сатаны на Земле.

Повесть Камиля Зиганшина - русско-язычного писателя из Башкирии — посвящена им, русачам, ушедшим из центральной России за Урал, на Восток, в Забайкалье. Примечателен тот факт, что к теме старообрядцев после Мельникова-Печерского, пожалуй, никто из писателей не обращался. Из дальней глуби веков тянется нить повествования. Автор прослеживает тончайшие моменты многотрудного выживания забившихся в глухие таежные леса, отдалившихся от мира за высокие горы людей - потомков давних старообрядцев, ушедших в раскол. Жизнь одного из скитов ярко, красочно, лирически тонко рисует писатель. Есть в повести «Скитники» глава под символичным названием «Свора». Это как бы отдельный рассказ в канве общего повествования. Однако в нем все взаимосвязано, логика умозаключений автора неумолимо, каждой новой деталью подкрепляет сюжетное развитие повествования.

В главе рассказывается о том, как в волчьей стае после гибели старого вожака появляется новый, отличающийся от прежнего особой злостью. Это самый настоящий тиран, опасный зверь даже среди зверей. Вокруг него сплачиваются «любители легкой наживы», подхалимистые прихлебатели. Их власть становится настоящим бедствием для всей стаи. Писатель тонко и умело рисует образ вожака. Проглядывается какая-то символика, если сказать точнее, - параллель с жизнью людей. Но, как пишет автор о Смельчаке, «его власть держалась на страхе и силе. Как только он лишился этих опор - она рухнула». Автор прослеживает, каким образом кровожадный вожак постепенно теряет свое превосходство над стаей и в конце-концов, отринутый всеми, гибнет. Корней, один из обитателей скита, стоял рядом со своим злейшим врагом, прозванным людьми «Смельчаком». Бывалый таежник, много ночей и дней преследующий зверя, даже не стрелял в него, тот издох сам. Издох от страха, унижения, в бессильной злобе к человеку и всему живому. Весьма и весьма поучительно в исторической перспективе звучит заключительная фраза этой главы: «Все как у людей, - задумчиво растягивая слова, проговорил отшельник. - Кто затевает раскол, от него сам же и гибнет».

Камиль Зиганшин родился в Башкирии - в краю заповедных лесов, ковыльных раздолий, разноголосья песен. Здесь повсюду русская речь перемежается с башкирской. На одном берегу Агидели звенит татарская песня, на другом - мордовская. То тут, то там слышатся мягкая украинская мова. С детства впитал он в себя многонациональную культуру Башкортостана. Может, потому с уверенностью взялся за трудную тему русского старообрядства. Помогло еще то, что после окончания Дальневосточного политехнического института он несколько сезонов промышлял в Уссурийской и Забайкальской тайге в качестве штатного охотника. Итогом этих суровых зимовок явился его первый литературный опыт - повесть «Щедрый Буге».

Затем одна за другой появляются новые произведения «Маха или история жизни кунички», «Боцман или история жизни рыси», «Лохматый» и наконец - «Скитники». Все его произведения пронизаны жизнеутверждающим оптимизмом, непреклонной верой в великое предназначение всего живого на Земле.

Удивительные картины живописной природы, прекрасное знание животного мира, повадок зверей, умение показать это не в какой-то застоявшейся статичности, а в прямом единении с жизнью и человеком - вот те основополагающие мотивы, которые делают интересным и привлекательным творчество Камиля Зиганшина, притягивающее к себе всеобъемлющей доступностью сочного, красочного литературного языка. Их с увлечением могут читать люди любого возраста. Для взрослых интересна жизнь природы, всего окружающего мира, для детей — в них всегда найдется много-много познавательного.

Камиль Зиганшин живет и работает в Уфе - столице Башкортостана. Возглавляет предприятие связи «Шок». Им в республике создан Фонд по защите диких животных, который регулярно проводит конкурсы на звание «Рыцарь леса». Он также финансирует литературную премию Союза писателей Башкортостана им. Степана Злобина - автора первого романа о национальном герое башкирского народа Салавате Юлаеве.

Александр Филиппов,
Народный поэт Башкортостана





Вернуться к списку рецензий.



 

| Содержание | Фотоальбом | Книги | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток и инвестиции. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.