Веруться на главную | Антропонимический мир романа Камиля Зиганшина «Золото Алдана»/ Камиль Зиганшин. Статьи


Антропонимический мир романа Камиля Зиганшина «Золото Алдана».

Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.
Евангелие от Луки (X, 20)

В исследованиях, посвященных художественной речи, постоянно отмечаются огромные экспрессивные возможности и конструктивная роль имен собственных в тексте. Имена собственные в их взаимодействии образуют ономастическое пространство текста, анализ которого позволяет выявить связи и отношения, существующие между разными персонажами произведения в их динамике, раскрыть особенности его художественного мира.

Важную роль онимы играют в художественной литературе. Одним из интересных произведений современной литературы является роман нашего земляка - писателя Камиля Зиганшина «Золото Алдана», изданный в 2010 году и получивший литературное и общественное признание. В 2012 году К. Ф. Зиганшину была присуждена Государственная премия Республики Башкортостан имени Салавата Юлаева за роман "Золото Алдана".

«Роман уфимского прозаика Камиля Зиганшина "Золото Алдана", на наш взгляд, является не просто успехом этого писателя, а является подлинным достижением современной российской художественной литературы. Не так много у нас сейчас книг, которые бы на таком высоком духовном и языковом уровне повествовали о самых главных вопросах жизни человека на земле - о поисках смысла жизни, об обретении веры, о глубине личности, о служении человека своим ближним и своему Отечеству», - писал Валерий Ганичев, председатель Союза писателей России [18].

Название «Золото Алдана» со своим символическим намёком, которому можно придать очень обширный смысл, заставляет догадываться, что автор хотел сказать что-то больше того, что заключено в его художественных образах. Писатель знакомит читателей с историей старообрядческой общины в Сибири, с её трудной жизнью в Забайкалье. Роман Зиганшина населён множеством героев, среди них – старообрядцы, белогвардейские офицеры, золотоискатели, охотники, якуты, эвенки.

Читая произведение, мы обращаем внимание на имена персонажей, так как они выбраны автором не случайно. Почти всегда имя героя наделено определенным смыслом, является средством отображения характера.

Центральными (ключевыми) элементами ономастического пространства романа Камиля Зиганшина «Золото Алдана» являются антропонимы, так как они отличаются высокой частотой употребления в тексте; повторением словесного образа с именем, обогащением его контекстуальной семантики и ассоциативных связей в разных случаях употребления, участием в конструировании словесной многоплановости текста. Известно, что выбор антропонима зависит от авторского миропонимания, сказывается на художественной логике всего произведения. Антропонимы выступают, как правило, в подтексте, участвуют в формировании образной системы художественного целого в качестве одной из ее опор [10, 191]. Художественный мир романа многолюден, при этом 144 персонажа наделены личными именами.

Антропонимы в ономастическом пространстве произведения Зиганшина представлены личными именами реального именника (144), прозвищами (7) и 1 криптонимом, аллюзивными именами (96). Рассмотрим их.

Структурные типы личных имен реального именника:

1. Однословные антропонимы:
а) полные формы личного имени:
Варлаам, например: «Принял монашеский постриг и с новым именем Варлаам...» [16, 12].
Никодим, например: «Любознательному подростку, наречённому Никодимом, учиться понравилось» [17].
Маркел, например: «Назвался схимник Маркелом»[20].
б) краткие формы личного имени: Паша, Вася, Глаша.
в) личные имена с суффиксами субъективной оценки: Дарёнка, Мишутка, Марьюшка.

2. Фамилии:
Соболев, например: «А зимой 1925 года потеряли хорунжего Соболева – мощного, словно скрученного из тугих мускулов, молодого офицера»[241].
Степанов, например: « А полковник Степанов ещё в Охотске всех предупредил»[223].
Суворов, например: «На прииск отправили Суворова с Дубовым»[259].

3. Двухсловные антропонимы:
1) личное имя + отчество:
Зиновий Макарович, например: «...успокаивал её Зиновий Макарович, числящийся в партии на должности техника»[457].
Светлана Николаевна, например: «Мальчики, завтра отдыхаем – заслужили! – объявила Светлана Николаевна за ужином»[435].
Андрей Ермолаевич, например: «Вечером начальник отряда уединился и стал что-то записывать в блокнот. Звали его Андреем Ермолаевичем» [362].
2) личное имя героя + фамилия: Иван Строд, Василий Сафронов, Антон Хлебников и др.

4. Трехсловные антропонимы:
1) сочетание имени, отчества и фамилии: Магданова Светлана Николаевна, Кузовкин Корней Елисеевич, Олег Фёдорович Лосев.

5. Прозвища:
Колода, например: «Стоявший сбоку Колода, детина медвежьей силы, не стерпев прилюдного оскорбления наставника, так хватил увесистым кулаком обидчика по голове, что свернул тому шею»[45].
Лешак, например: «- Лешак я - казачий пленник. Развяжите, благодетели!»[46].

5. Аллюзивные имена:
Сергий Радонежский, например: «Глядя на строгое соблюдение общинно-жительного устава, писанного ещё Сергием Радонежским...»[14].
Аввакум, например: «Книги старославянские возлюбил. Особенно «Житие» и «Книгу бесед» протопопа Аввакума»[18].
Лев Толстой, например: «...Кажется, Лев Толстой сказал, что Россию построили казаки»[287].

Таким образом, в ономастическом пространстве романа личные имена представлены следующими структурно-семантическими типами:

а) однословные антропонимы: 1) полные формы личного имени, 2) личные имена с суффиксами субъективной оценки, 3) краткие формы личного имени, 4) отчества, 5) фамилии, 6) инициалы фамилии; 7) прозвища;

б) двухсловные антропонимы: 1) личное имя + отчество, 2) инициалы имени и отчества;

в) трехсловные антропонимы: 1) сочетание имени, отчество и фамилии.

Антропонимическое пространство романа «Золото Алдана» поделено на две неравные части: большую часть занимают имена героев, с которыми главный персонаж вступает в те или иные отношения, это своеобразные маркеры реального мира; в меньшую часть входят аллюзивные антропонимы, то есть имена исторических лиц, литературные и мифологические имена. Антропонимы используются как важная стилеобразующая единица произведения, имеют различные семантические функции в разнообразных контекстах и типах художественной речи, включая композиционную роль

Литературные антропонимы, функционирующие в романе К. Ф. Зиганшина «Золото Алдана», многочисленны и разнообразны. Основные персонажи: Никодим, Маркел, Елисей, Ольга, Корней, его жена Дарья, сын Изосим, отец Григорий, геолог Магданова, периферийные персонажи: генерал Пепеляев, Лосев, мичман Тёмный, эвенк Агирча. Почти все имена персонажей так называемые «календарные»: Пелагея, Марфа, Егор, Павел, Демьян, Пётр. Есть имена очень редко встречающиеся, такие, как Ефимия, Дормидонт, Маркел, Макарий, Капитон, Капитолина, Варфоломей, Изосим, Саватей, Аглая. Использование женских и мужских имен зависит от содержания текста и идейного замысла: в романе Зиганшина преобладают мужские имена. Примечательно и то, что ни один антропоним дважды не используется.

Однако без исследования монашеских имен антропонимическая картина будет неполной. В первую очередь это касается жизни Варламовой обители и Ветлужского монастыря. Особенность монашеских имен, встретившихся нам в романе, – смена имени и в связи с этим называние в тексте одного человека разными именами. Например, потомок старинного княжеского рода Василий Шмурьев принял постриг и с новым именем - Варлаам - удалился в монастырь [16,11]. Старатель Лешак обрёл имя Алексий[16, 322], Изосим – Андриан: « В монастыре Изосим принял обет послушания и строгой жизни, постригся в монашество, и посвятил дальнейшую жизнь благоговейному служению Богу. В новом сане инок наречен был Андрианом» [16, 519].

Особенностью функционирования имен в церковном обиходе, а следовательно, и в рассматриваемом произведении, является также то, что при именовании монахов (а также священнослужителей и святых) употребляется преимущественно каноническая форма имени: Алексий (Алексей). Как особенность можно отметить и отсутствие уменьшительных имен при повествовании о монахах и при обращении к ним (за исключением бытовой или семейной обстановки). Православное имя (каноническое, церковное) - в русской традиции личное имя человека, закреплённое традициями христианства. В старину принято было давать имена по церковному календарю. Сначала малыш рождался, а уже потом ему давалось имя. Как правило, имя, выбирали по именам святых, наиболее близко расположенных в православном календаре к дате рождения или к дате крещения. Итак, при выборе конструкций именования героев К.Ф.Зиганшин ориентируется на сложившуюся к тому времени формулу наименования, он использует однословную конструкцию для имён старообрядцев.(Приложение1) Личное имя у староверов связывает человека с Ангелом-хранителем и даёт заступника в лице одноимённого святого, имя младенцу они выбирают из святцев. Друг к другу герои обращаются по имени, употребления отчества и фамилии в их среде нет.

Исходя из определенных функций антропонимов, писатель использует двухсловную конструкцию (имя + отчество, отец + имя). В XIX веке использование этих конструкций имело устойчивый характер среди дворян, горожан: Николай Игнатьевич, Олег Фёдорович, Аркадий Михайлович, Зиновий Макарович, Андрей Ермолаевич. Таких конструкций в романе мало, так как события происходят вдали от города, в глухой тайге и мало представителей этих слоев населения среди героев.

Трехсловные конструкции (имя +отчество + фамилия) оказались малоупотребительными для автора. Автор использует эту формулу при знакомстве с героями, обсуждении его, названии третьих лиц: например: «Суворов Назар Петрович, 1889 года рождения, великоросс, православный, из казаков»; «Здесь надел фуражку, зачем-то спустил на подбородок ремешок, расправил широкие, немного вислые плечи и, вытянувшись по стойке смирно, обратился к начальнику штаба – подполковнику Лосеву Олегу Федоровичу, оказавшемуся в обозе по причине внезапной лихорадки»; « Старший по званию, штабс-капитан Тиньков Николай Игнатьевич, загорелый, коренастый, довольно высокий, с гвардейской выправкой, в кителе с изрядно потускневшими золотыми погонами, со скрученной бледно-серой шинелью через плечо, подойдя к Лосеву, резко вскинул руку к козырьку».

Есть эпизод в произведении, где автор не подбирает персонажам имён, а даёт им прозвища: Верзила, Бритый, Плешивый, Сова. Эти заключённые, убежавшие из Алданлага, не имеют права носить человеческие имена, так как порубили людей одной геологической партии, напали на отряд Андрея Ермолаевича. Головорезы забрали с собой не только провиант, оленей, но и Васкэ, сына эвенка Бэюна, который помогал геологам, ранили его и закопали живого. Но их настигла Божья кара: желая смерти другим людям, сами были обречены.

Другие прозвища, употребленные автором в произведении, являются смысловой концентрацией образа, помогают верно трактовать его. К подобным можно отнести такие прозвища, как Лешак, Колода, Горбун, Процент, Дед, Лекарь. Продавца Фадея якуты прозвали «Процентом» за жадность. Корней в лагере получил прозвище Лекарь за то, что лечил зеков. Старатель Лешак, «вольный человек, без роду и племени» внешне напоминает лешего: «Взъерошенная бородища, медно поблескивая в лучах заходящего солнца, укрывала широкую грудь. Из-под мохнатых бровей хитровато бурили скитников прищуренные глазенки. Судя по повадкам, человек бывалый и ухватистый»[46]. Со временем он понял, что «темная сила в золоте есть». Было время, когда он мечтал явиться в родную деревню одетым по-барски, устроить гулянье на всю округу: « Чтоб знали, что Лешак не пропащий человек и что душа у него щедрая! Землицы выкупить, зажить как все люди». И этот герой обрёл имя – старец Алексий. «Всё же великая тайна - Человек! – пишет о нём автор.- В этом смысле человека можно сравнить с извлечённым из земли самородком. Достаёшь неприглядный, грязный комочек, а отмоешь в воде, и заблестит, как солнышко»[322]. Никогда не поздно исправить свою судьбу, искупить вину верой и правдой, вернуть себе доброе имя – вот ответ писателя.

Таким образом, выбирая имя и прозвище героя, К.Ф.Зиганшин обращал пристальное внимание на семантику этого слова.

Писатель создает зашифрованную ономастическую номинацию - криптоним Сибирич для обозначения вымышленного персонажа - таёжного духа. Сибирич является «наместником Творца на этой территории и подвластен Ему и Главному Горному Духу, живущему на Тибете»[489]. По мнению критика Замлеловой [17], именно в словах этого персонажа раскрываются мировоззренческая основа жизни героев романа и взгляды автора: «Ты должен понимать, что Земля такой же живой организм, как и вы. Её лик, как лицо человека, со временем меняется. <…> Участившиеся природные катаклизмы – это реакция Земли. Ураганами, землетрясениями и цунами она выражает человечеству свой праведный гнев. А вот ваша община живёт в согласии с Природой. Так и надо бы жить всем – о том мечтает Создатель».

Антропонимы выполняют важные функции в романе.

1. Отражают особенности русской языковой картины мира середины XIX – начала ХХ века.

В романе К.Ф.Зиганшина преобладают реальные личные имена русского именника. Личные имена русского именника – это своеобразные маркеры реального мира. При этом частотность и количество номинаций определенных структурных групп отражает особенности русской языковой картины мира середины XIX – начала ХХ века. Так, чаще всего писатель использует однословные личные имена.

Размышляя о нравственной сущности близких ему героев, писатель часто наделяет героев такими именами, которые содержат в своей семантике положительные качества характеристики, например, Тихон – «удачливый», Ольга – «святая, освященная» (сканд.). Такое имя было дано дочери эвенка Бэюн - Окситокан, которая выходила замёрзшего Елисея ( от еврейского –«Богом спасаемый»).

2.Оценочная функция. Выбор антропонима русского именника определенного структурного типа свидетельствует о жанровой специфике произведения, о социальном статусе персонажа, отражает мировидение и мироотношение русского человека.

Форма имени часто подчеркивает возраст персонажа, например, имена Марьюшка, Дарёнка, Катенька, Матвейка, в которых употребляются в уменьшительно-ласкательные суффиксы. Формы имён Тимоха, Игорёк, Аннушка выражают симпатию автора к героям. В именах героев в концентрированном виде изначально заложена их сущность, зная имя, можно сказать, что за человек представлен перед нами. Например, Ефимия («благожелательная»- от греч.), юная девушка, чудом уцелевшая, стала помощницей отца Григория.

3. Характерологическая функция.

В этой функции используются:

а) «Аллюзивные имена», например: «Из красного угла на эту сцену внимательно и строго взирал лик Христа»; «...Раскольники, люди цельные и непокорные. Первые из них пришли сюда, спасаясь от антихристовых «Никоновых новин», еще в семнадцатом веке, вскоре после раскола»[13].

Герои романа Зиганшина - старообрядцы отличались усердием к труду и почитанием древнерусского православия. Поэтому в тексте много аллюзивных имён, связанных с христианским вероучением. Например, Исус. Иисус Христос – имя основателя одной из величайших мировых религий – христианства, центрального персонажа христианской религиозно-мифологической и догматической системы. До церковной реформы патриарха Никона имя Иисуса писалось и произносилось с одной буквой «и»: «Iсус». Патриарх Никон изменил написание и прозношение на «Иисус» с целью приблизить их к греческому варианту. В романе даётся старообрядческое написание и произношение этого имени. Более того, глубоко верующие старообрядцы называют Христа по-разному: Бог, Мессия, сын Божий, Творец, Создатель, Царь Небесный, Господь.

Духовные искания человека заключаются в выборе правильного жизненного пути, умении мудро поступить в какой-либо ситуации или адекватно оценить ее, способность высказать свое мнение, даже если оно противоречит окружающим. В данную группу включены аллюзивные имена - ссылки на известных святых, деятелей церкви, исторических личностей: Моисей, Будда, Мухаммед, Иоанн Предтеча, Николай Чудотворец, Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Аввакум, Никон, Наполеон, Николай I , Пётр I, Сталин и т.д. Например: «Вестимо уж, своеволие и непослушание на Руси от Никона пошло! С той поры народ наш больно слабостям подвержен стал. О будущем не мыслит, страха не ведает».

Используя имена писателей и поэтов, исторических лиц, известных военачальников, автор показывает кругозор, начитанность таких персонажей, как Лосев, братья Тиньковы - Григорий и Николай. В разговорах и спорах белогвардейских офицеров из таёжного гарнизона упоминаются фамилии: Столыпин, Брусилов, Деникин, Колчак, Керенский, Свердлов (Мошевич Ешуа), Ленин, Троцкий (Бронштейн), Романовы и т.п.

Гармония, красота природы, когда люди могут забыть о своих тревогах и печалях, подчеркивается использованием таких аллюзивных антропонимов, как Пушкин, Тютчев, Лермонтов. Благодаря аллюзивным именам, функционирующим в языковой художественной картине мира романа «Золото Алдана», мы лучше представляем внутренний мир героев.

б) Имена, этимология которых гармонирует с чертами характера человека. Многие женские имена таят в своей семантике истинный характер настоящей русской женщины, например: Матрёна (лат.) - знатная, почтенная женщина Елена (древнегреч.) - избранная, светлая; Анфиса (греч.) – цветущая; Анна (древнеевр.) – благодать. Они – добрые, светлые героини. В романе «Золото Алдана» встречаются как русские имена и фамилии: Светлана, Иван, Егор, Дубов, Пастухов, так и заимствованные из разных языков: из г¬ре¬чес¬ко¬го (Елена, Аглая, Пелагея), ла¬тин¬с¬ко¬го (Андриан, Матрёна, Павел, Прокл, Капитон), еврейского (Матвей, Елисей, Захар), персидского (Дарья), сирийского ( Марта), татарского (Шамиль).

в) Имена, характерные для героев другой национальности. Персонажами романа Зиганшина являются эвенки, якуты. У эвенков характерные для этой народности имена: Агирча, Ирбэдэ, Бэюн, Осиктокан (Ольга – после замужества), Уняга, Оргуней, Окирэ, Хэгды, Сапкар. Некоторые из эвенков имеют русские имена: Коля, Богдан, Валентин. У якутов, которые общаются с русскими, имена и фамилии из русского именника: Фёдор, Фадей, Василий Сафронов.

Бесспорно, что центральное место в антропонимической системе романа занимает имя главного героя Корнея Елисеевича Кузовкина.

Образ Корнея только отчасти объясняется значением его имени: «лучник», «рог» или «ягода кизила» (от лат. cornu, «рог, лук»), т.е. охотник, знающий повадки зверей. Его фамилия «Кузовкин» образована от прозвища «Кузовка». «Кузовка» – это короб из лыка или бересты, лукошко, корзина, а иногда даже улей, сделанный из луба. Она тоже подчёркивает связь персонажа с природой, любовь к ней. От деда Никодима Корней узнал о целебных травах. Знание природы не раз помогало Корнею выбраться из беды, когда он попадал в разные истории: чуть не замёрз в каменной ловушке на озере, сломал ногу на охоте. Он никогда не отчаивался, верил, что спасение придёт к нему. Отчество героя – Елисей – восходит к древнееврейскому «спасение». Как видим, имя, отчество и фамилия героя стоят в одном семантическом ряду. Особенно эта взаимосвязь ощущается в тот переломный момент, когда нужно было спасти общину. Корней скрыл от властей, что геологами найдены залежи золота, иначе общине здесь не будет прежней жизни. Корнею, обречённому на смерть после нападения волков, спасение придёт от сына Изосима.

Имя Дарьи, жены Корнея, означает « владеющая, обладающая, повелительница» (перс.). Работящая, покладистая, умная, красивая женщина была брошена мужем. Он увлёкся другой – геологом Светланой. Душу Дарьи жгла горькая обида, но она выстояла, достойно выдержала испытания судьбы. Затем была избрана наставницей общины.

Ассоциативные характеристики, полученные при анализе имен, в целом не противоречат авторским, а в ряде случаев дополняют их. Чуждость таких имён, как Эмилия, Аркадий и т.п. психологически готовят читателя к неприятию этих персонажей. Таковы фамилия пилота геологической партии Чванова (восходит к прозвищу Чван - так называют человека, требующего признания за собою каких-либо особых достоинств), мичмана Тёмного. Мореходу не давали покоя сокровища Лешака, но он неожиданно трагически погиб после того, как замыслил тёмное дело - похитить золото деда. «Не причиняй зла никому даже в мыслях - это закон жизни», - заключает автор.

Таким образом, в именах, отчествах, фамилиях героев романа в концентрированном виде изначально заложена их сущность, семантические составляющие антропонимов постепенно раскрываются на протяжении всего романа, пересекаются, дополняют друг друга. Вокруг главного героя сконцентрированы все остальные персонажи романа, подчеркивая слабые и сильные стороны его характера. Каждое имя значительно для уяснения сущности героя, и все вместе они образуют единое художественное целое.

Изучив литературу вопроса и особенности организации ономастического пространства в языковой художественной картине мира романа «Золото Алдана» К.Ф.Зиганшина, мы пришли к следующим выводам: антропонимы в романе Зиганшина «Золото Алдана» оказываются функционально значимыми. Во-первых, они определяются повторяемостью этих имен в реальной жизни, которую отобразил писатель. Во-вторых, канонические христианские имена в наибольшей степени распространены среди верующих, в данном случае в старообрядческой общине. В-третьих, через антропоним автор выражает своё отношение к героям, осуждает их проступки. В-четвертых, способы идентификации персонажа являются аспектом социальной маркированности форм.

Всё это свидетельствует о большой работе К.Ф.Зиганшина над антропонимией своих произведений, которая заслуживает пристального внимания исследователей.

Использованная литература

Научная литература
1. Аюпова С.Б. Ономастическое пространство человека в языковой художественной картине мира И.С. Тургенева / С.Б. Аюпова // Искусство и образование. – 2008. – №7. – С. 45-52
2. Бондалетов В. Д. Русская ономастика. – М.,1983 2
3. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. – М., 1952.
4. Зинин С. И. Историческая ономастика. М., 1977.
5. Карпенко Ю.А. Имя собственное в художественной литературе // Филологические науки. – 1986. – № 4. – С. 28-36.
6. Лосев А.Ф. Философия имени. – М., 1990.
7. Никонов В.А. Имена персонажей// Поэтика и стилистика русской художественной литературы. - М., 1979.
8. Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 1998. 7
9. Суслова А. В., Суперанская А. В. О русских именах. – СПб., 2008. 8
10. Фонякова О.И. Имя собственное в художественном тексте. – Л.: Наука, 1990.

Словари и справочная литература
11. Ганжина И.М. Словарь современных русских фамилий. – М., 2001.
12. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.I-IV. – М., 1955.
13. Лингвистический энциклопедический словарь /Под ред. В.Н.Ярцевой. - М., 1990
14. Никонов В.А. Словарь русских фамилий. – М., 1993
15. Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. – М., 1980.

Художественная литература и критика
16. Камиль Зиганшин. Золото Алдана. – Казань, 2012.
17. Замлелова Светлана. Зиганшин К.Ф. «Золото Алдана»/ «Бельские просторы». - 2012, № 10.
18. Игорь Малютин. Воспевающий природу и людей/ Истоки – 2012, 29 августа.
19. Екатерина Иванова. Так говорил Сибирич/ «Литературная газета» - 2011, № 20.

Интернет-источники
http://www.zavet.ru/b/names/
http://onomastikavolga.narod.ru
http://planeta-imen.narod.ru/links.html

Приложение 1.
Словарь личных имён романа К. Ф. Зиганшина «Золото Алдана»
АВВАКУМ. Объятие (любовь) Божие (евр.).
АЛЕКСИЙ, АЛЕКСЕЙ. Защитник (греч.).
АДРИАН, АНДРИАН, АНДРИЯН, АНДРЕЯН. Из Адрии (часть Средиземноморья между Италией и Грецией) (лат.).
АРКАДИЙ. Из Аркадии (область Греции), иносказательно – пастырь, пастух.
АРСЕНИЙ, АРСЕН, АРСЕНТИЙ. Мужественный (греч.).
ВАЛЕНТ (УАЛЕНТ), ВАЛЕНТ. Сильный, крепкий, здоровый (лат.).
ВАЛЕНТИН (УАЛЕНТИН). Притяжательное к Валент (лат).
ВАЛЕРИЙ (УАЛЕРИЙ). Римское родовое имя; Возможно, вариант имени Валент.
ВАРЛААМ, ВАРЛАМ, ВАРЛАМИЙ. Сын Божий (арам.).
ВАРФОЛОМЕЙ, ВАХРАМЕЙ, ВАХРАМ, ФОЛОМЕЙ. Возможно, сын пашни, вспаханной земли (арам.).
ВАСИЛИЙ. Верховный правитель, царь, царский, царственный (греч.).
ГАВРИИЛ, ГАВРИЛ, ГАВРИЛА. Крепость Божия, моя сила – Бог (евр.).
ГРИГОРИЙ. Бодрствующий, не спящий, бдительный (греч.).
ДЕМЬЯН. Посвященный богине изобилия и плодородия Дамии
ДОРИМЕДОНТ, ДОРМЕДОНТ, ДОРМИДОНТ. Возможно, «копье-начальник» (греч.)
ЗАХАРИЯ, ЗАХАР. Память Божия (евр.).
ЗИНОВИЙ, ЗИНОВИЙ. Божия жизнь, богоугодно живущий (греч.).
ЗОТИК, ЗОТ, ИЗОТ. Жизненный, животворный (греч.).
ИЗОСИМ. Живой, живущий, собирающийся в путь (греч.).
ИГНАТИЙ, ИГНАТ. Огненный (лат.).
ИГОРЬ. Посвященный Инге (Ингви), сканд. божеству плодородия и изобилия.
ИЛАРИОН (ИЛАРИЙ). Веселый, радостный (греч.).
ИОАНН, ИВАН. Божия благодать (милость) (евр.).
ЕВФИМИЙ, ЕФИМ. Благожелательный (греч.).
ЕЛИСЕЙ, ЕЛИССЕЙ. Богом спасаемый (евр.).
КАПИТОН, КАПИТОН. «Голован», с большой головой (лат.).
КИРИЛЛ, КИРИЛ. Вариант имени Кир.
КИР, КИРЕЙ. Господний (Божий) (греч.).
КОРНИЛИЙ, КОРНЕЛИЙ, КОРНИЛА, КОРНИЛ, КОРНИЙ, КОРНЕЙ. Рогатый, роговой (лат.) и Римское родственное имя.
ЛУКА. Возможно, светящийся (лат.) или из Лукании (область Италии).
МАКАРИЙ, МАКАР. Блаженный, счастливый (греч.).
МАРКЕЛЛ, МАРКЕЛ. Воинственный, дословно – посвященный Марсу, римскому божеству войны; Римское родственное имя.
МАТФЕЙ (МАТФИЙ), МАТВЕЙ. Дар Божий (евр.).
МЕФОДИЙ, НЕФЁД. В порядке идущий, иносказательно – целенаправленный, методичный (греч.).
НИКАНДР. Муж – победитель, ср. Нике, Ника, греческая богиня победы (римский вариант – Виктория).
НИКАНОР. Вариант имени Никандр.
НИКОДИМ. Побеждающий народ (греч.).
НИКОЛАЙ, МИКОЛАЙ, МИКОЛА. Побеждающий народ (греч.).
НИКОН. Побеждающий (греч.).
ОЛЕГ. Святой, освященный (сканд.).
ОНУФРИЙ, АНУФРИЙ. 17 (4) января – преподобномученик Онуфрий
ПАВЕЛ. Малый, маленький (лат.) и Римское родственное имя.
ПАХОМИЙ, ПАХОМ. Возможно, широкоплечий (греч.).
ПЕТР. Камень (греч.).
ПРОКЛ, ПРОКОЛ. Далекий (лат.).
САВВАТИЙ, САВВАТЕЙ. Субботний, родившийся в субботу (в праздник) (евр.)
СЕРАФИМ. Дословно – огненные ангелы, иносказательно – небесный, ангельский, пламенный (евр.)
СЕРГИЙ, СЕРГЕЙ. Возможно, высокий, высокочтимый (лат.); Римское родственное имя.
СТЕФАН, СТЕПАН. Увенчанный (греч.).
ТИМОФЕЙ. Чтущий Бога (греч.).
ТИХОН. Удачливый (греч.), ср. Тиха, Тихе. Греческая богиня случая, судьбы, удачи (римский вариант – Фортуна)
ФАДДЕЙ. Хвала, хвалящий (Бога) (евр.)
ФЕОДОР, ФЕДОР. Божий дар (греч.).
ФЕОДОТ (БОГДАН), ФЕДОТ, ФЕДОТИЙ. Богом данный (греч.).
ФЕОФАН.Явление Бога (греч.).
ФИЛИМОН. Любимый (греч.).

АГЛАИДА, АГЛАЯ. Дочь Аглаия (греч.). АГЛАИЙ, АГЛАТИЙ. Блистающий, блестящий (греч.).
АГАФИЯ (АГАФА), АГАФЬЯ. Благая, добрая (греч.).
АННА. Благодать (Божия) (евр.)
АНФИСА (АНФУСА), АНФИЗА. Цветущая (греч.).
ДАРИЯ, ДАРЬЯ. Владеющая, обладающая, повелительница (перс.), ср. Дарий, имя персидского царя.
ЕЛЕНА, АЛЕНА. Светлая, сверкающая: имя греческой мифической героини, славившейся своей красотой.
КАПИТОЛИНА, КАПЕТОЛИНА. По Капитолию, центральному району Рима; римское родственное имя.
ЛЮБОВЬ. Дословный перевод греческого имени Агапэ.
МАТРОНА, МАТРЕНА. Знатная, почтенная женщина (лат.).
МАРФА, МАРТА. Владычица, госпожа (сир.).
ОЛЬГА. Святая, освященная (сканд.).
ПЕЛАГИЯ, ПЕЛАГЕЯ, ПАЛАГЕЯ. Морская (греч.): один из эпитетов греческой богини Афродиты.
СВЕТЛАНА (ФОТИНИЯ, ФОТИНА). Светлая (слав.).

Составлен Давлетшиной Л.Б.

Вернуться к списку статей.



| Содержание | Книги | Биография | Фотоальбом | Дикие животные | Фонд | Библиотека | Ссылки | Форум |

© 2003 Камиль Зиганшин (кругосветные путешествия, книги о староверах, защита диких животных, фотографии дикой природы, писатель натуралист).
Cash Flow Club. Денежный поток и инвестиции. Тренинги в Уфе!.
ООО "ШОК". Сиби Уфа.